СОВЕТ РЕКТОРОВ ВУЗОВ Хабаровского края и Еврейской автономной области 40 лет со дня основания

Борис Михайлович Когут: «Советы ректоров реально являлись ячейками гражданского общества…»

Членом Совета ректоров вузов Хабаровского края я был с 1994 года по 2005 год, являясь ректором Дальневосточного государственного медицинского университета.

Все эти годы Совет ректоров работал активно, но самым плодотворным периодом  нашей деятельности мне представляются первые 6-7 лет. И дело не в том, что позднее Совет стал работать хуже, просто изменились времена. А в те годы, во второй половине 90-х, от социальной активности профессиональных групп зависело многое. Прежде всего, принятие на самом высоком государственном уровне решений, определявших не только многие стороны текущей жизни, но и будущее целых сфер деятельности.

Перед системой высшего образования страны в 90-е годы минувшего века, быть может, впервые за всю её историю, встал вопрос «быть или не быть». Как это ни странно и ни печально, угроза для высшей школы, причем под различными, внешне весьма привлекательными лозунгами и убаюкивающими «вуалями», исходила отнюдь не от каких-то «тёмных сил», а от структур самого тогдашнего правительства. Опасность таилась не столько в самом факте мизерного финансирования образовательной сферы (точнее, оно практически отсутствовало), сколько в лукавстве готовившихся к принятию нормативных документов. При отсутствии противодействия им со стороны ректорского корпуса страны и общественности, они могли бы привести к переходу высшего образования страны на исключительно платную основу, к приватизации учреждений высшего образования, отчуждению принадлежащих им материальных ценностей. Советы ректоров тех лет, объединённые общими идеями, вырабатывавшимися Российским Союзом ректоров, представлявшие интересы не только руководителей учебных заведений, но и широких кругов вузовской общественности, реально являлись ячейками гражданского общества. Ведь действовали они не по указанию администрации, а исходя исключительно из интересов общества, интересов системы образования, по велению совести, руководствуясь высшими принципами корпоративной этики.

Именно в этот период Совет ректоров вузов Хабаровского края, как и другие региональные Советы, под общим руководством Российского Союза ректоров проводил работу, направленную на сохранение высшей школы. С помощью средств массовой информации мы вели диалог с обществом, разъясняли пагубность конкретных псевдореформаторских намерений, которые на первый, явно не профессиональный взгляд, могли казаться вполне безобидными и непринципиальными, готовили материалы для съездов Союза ректоров. На этих съездах в 90-е годы присутствовали первые лица государства, представители руководства страны. И невозможно забыть, с каким достоинством, интеллигентностью и в то же время бескомпромиссностью и смелостью ректоры вузов, председатели Советов ректоров регионов, в том числе и председатель Совета ректоров Хабаровского края, аргументировано развенчивали те опасные для высшей школы и будущего России идеи, которые проталкивались в готовившиеся проекты решений.

Нужно отдать должное и Государственной Думе тех лет, прежде всего её комитету по образованию, которые очень тесно сотрудничали с ректорским корпусом страны. Председатель комитета, депутат Олег Николаевич Смолин, несмотря на то, что был полностью лишён зрения, неоднократно лично выезжал в высшие учебные заведения регионов, чтобы встретиться с коллективами  вузов, почувствовать реальную атмосферу, в которой жила высшая школа. С похвальной последовательностью Дума отклоняла законопроекты, которые противоречили позиции, выработанной Российским Союзом ректоров, и способны были нанести урон высшему образованию.

Хабаровский краевой совет ректоров, безусловно, занимался в те годы не только общероссийскими проблемами, но и конкретными повседневными заботами вузов края. Часто это были банальные вопросы жизнеобеспечения – обеспечения теплом, светом, водой и прочими коммунальными благами учебных корпусов и студенческих общежитий. Мне представляется, что именно потому, что высшие учебные заведения края всегда выступали сообща, как объединение всей высшей школы региона, и не как просители, а как представители общества, отражающие самые насущные интересы большинства населения – сохранение нормальных условий для образования молодёжи, наши местные монополисты не рискнули посягнуть на высшую школу, несмотря на наличие значительных финансовых долгов и формальных поводов для материальных претензий практически ко всем вузам.

Безусловно, решались в Совете ректоров вузов Хабаровского края в те годы и важные вопросы, специфические для высшего образования в регионе. В частности, от Совета ректоров во многом зависело принятие решений об открытии новых направлений подготовки специалистов в государственных вузах, появление негосударственных высших учебных заведений. Все представлявшиеся документы и обоснования обсуждались очень тщательно и часто очень заинтересованно, особенно со стороны  ректоров смежных вузов, так как открытие новых специальностей и направлений подготовки в одних учебных заведениях часто вступало в противоречие с интересами других вузов, а ведь от этого зависела, прежде всего, численность контингента студентов. И, несмотря на нередко возникавший конфликт интересов, Совет ректоров ни разу не пошёл по пути протекционизма одним, или ущемления интересов других, не закрыл дорогу ни одному новому направлению подготовки специалистов. Это, на мой, взгляд, объясняется не только составом Совета ректоров и личностными качествами его членов, а истинно демократической формой его деятельности, определённой уставом.

Важнейшим событием не только для Совета ректоров, но и для всей региональной образовательной системы явилось наше решение о поэтапном переходе вузов Хабаровского края на принцип признания результатов Единого государственного экзамена (ЕГЭ) у выпускников школ в качестве вступительных экзаменов в вузы. Действительно, эта система несёт в себе большие возможности, оказывает положительное влияние и способствует совершенствованию всей системы общего среднего образования, а также изменению психологического восприятия родителями, да и всем обществом, проблемы качества обучения.

Однако проблема ЕГЭ прямо выходит и на более всеобъемлющую проблему качества образования, столь остро стоящую в нашей стране. К сожалению, важность этой проблемы в ряде случаев низводится до решения очень узкой задачи – возможности поступления в вуз.

Более того, становится всё более очевидным, что решение вузами, безусловно, важной задачи по подготовке для территорий специалистов через целевой набор, к сожалению, сопровождается ущемлением возможностей поступления в вуз для более подготовленных к обучению молодых людей, но проживающих в территориях, не относящихся к проблемным по наличию специалистов. Это противоречит смыслу и задачам отбора в вуз лучших. Использование при этом ЕГЭ в качестве вступительного экзамена в вузы нивелирует проблемы качества обучения в средней школе и не способствует изменению уровня понимания обществом приоритета глубоких и разносторонних знаний при реализации карьерных амбиций нового поколения молодёжи. Не думаю, что нынешний состав Совета ректоров не видит этой проблемы, или не разделяет подобную точку зрения и именно поэтому не поднимает этих вопросов. Просто изменились времена, и проблемы, которые должны решать органы власти, перетекают в перечень задач вузов. Вряд ли это правильно и вряд ли не будет иметь негативных последствий для системы образования.

В своё время, на заре реформирования и демократизации высшей школы, была отменена система распределения молодых специалистов на работу, как противоречащая интересам общества, так как она не стимулирует повышение качества образования. Сегодня многим бы хотелось решать кадровые проблемы, возродив систему послевузовского распределения выпускников с определением места будущей работы выпускника комиссией по распределению. Но в прежнем виде сегодня это невозможно. Ликвидация системы распределения, казалось бы, осложнила кадровые проблемы в регионах, но именно это способствовало изменению отношения к выпускникам вызов со стороны хозяйственных руководителей и местных органов власти: они стали гораздо больше внимания уделять решению бытовых и других проблем молодых специалистов.

Если бы вузам при наборе на 1-й курс предоставили право решать сугубо академическую задачу по отбору наиболее подготовленных, интеллектуально развитых молодых людей, а в последующем при их обучении единственным критерием, определяющим их профессиональную карьерную траекторию, являлись бы академические успехи, то и проблема качества подготовки специалистов решалась бы намного успешнее. Однако, эти мечты смогут реализоваться только при принятии на государственном уровне соответствующих решений, защищающих вузы от последствий неполного набора студентов. Поэтому такие вопросы, как мне представляется, должны обсуждаться на заседаниях Совета ректоров для поисков оптимальных путей их решения.

Несмотря на то, что сегодня полномочия по решению целого ряда вопросов, которые прежде относились к компетенции Совета ректоров, плавно переходят к административным органам управления высшим образованием (и, может быть, это не всегда плохо), у Совета остаются важные права и задачи. Он должен оставаться органом, который объединяет единомышленников, представителей вузовской общественности, в решении важнейших задач повышения уровня высшего образования в России.

 

Когут Б.М., доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН. С 1994-го по 2005 год - ректор Дальневосточного государственного медицинского университета. В настоящее время заведующий кафедрой топографической анатомии и оперативной хирургии ДВГМУ.

Как Вы относитесь к введению в РФ двухуровневой системы высшего образования - бакалавриат и магистратура (Болонская система)?

(опрос начат Авг. 16, 2010)